Человек есть то, что он ест

Человек есть то, что он ест

Страшное слово «голод»… Сегодня это слово в первые секунды звучания ассоциируется с популярным реалити-шоу, с откормленными молодыми людьми, ищущими еду в незнакомом городе для потехи не менее откормленного телезрителя. Спустя несколько секунд размышлений накрывает другая ассоциация с этим словом: «голодающие Поволжья»… Фраза, тоже почти ничего не значащая для нашего современника. Вспоминаются обрывки текста из Ильфа и Петрова: импровизированный суд Остапа Бендера над подпольным миллионером… Что же еще? Еще голод – это страшные кадры кинохроники про умирающих детей из Алжира. Голод — это обледеневший блокадный Ленинград; содранные со стен обои, вымоченный из них клейстер и жадно выпитый. Голод – это отобранные у истощенный людей «излишки сельхозпродукции» в предвоенные годы на Кубани. Это постоянная мысль о еде, о еде, о еде…

Питание – есть процесс духовный, метафизический. Людвиг Фейербах прекрасно подметил, что человек является тем, что он употребляет в пищу. Пища – нечто, постоянно спасающее нас от смерти; она – то, что отталкивает нас от кромки небытия. Питание – процесс поглощения и усвоения нами чьих-то жизней, пожертвованных для нас, для нашего существования. Кто-то, или что-то, отдало себя нам; стало для нас котлетой или куском хлеба, стаканом сока или банкой варенья, чтобы сделаться в нашем организме строительным материалом, субстанцией нашей плоти, нашим естеством, сменить наши устаревшие и отжившие клетки, пройдя сложный биохимический процесс стать кровью, костями, мышцами, нервами, мыслями, душой. Таинство питания, нашедшее свое место в величайшей Тайне Евхаристии, связывает воедино духовный и телесный миры, выступая мостом между вечным и временным, между тленным и нетленным, между нами и Богом. Голод ужасен, как взгляд в пустоту смерти, как интуитивное чувствование гибели нашей души.

Замысел Божий о творении изначально предполагал поедание одних другими (по крайне мере растительной пищи). Одно должно было служить другому. Низшее должно было служить высшему, такова была воля Творца. Адам осуществлял свою причастность и единство с землею, вкушая от нее плоды. Это «причастие» демонстрировало всему творению царственный статус человека, венца всего творения. Употребляя в пищу плоды земли, человек был представителем от всей природы перед Богом, так как нес в себе частицы этой земли. Грех Адама повлек за собой проклятие на всю природу, ни в чем не повинную. Земля стала родить «терние и волчцы» вместо прекрасных плодов. Связи человека с природой явно не было достаточно, чтобы жить вечно. Тогда Бог послал с Небес «хлеб живой», питающий душу, вливающий в нее силу жизни, приводящий в жизнь вечную. Хлеб этот – Сын Божий, Христос Иисус. «Ядущий Его» принимает жизнь Его, делая этот Хлеб частью самого себя.

Человек по природе своей – существо алчущее. Он ищет хлеба для души, поглощая всевозможные продукты, несущие в себе духовную энергию существования. Вот грязный фильмишко с низкосортными сценами, проповедующий низменные ценности. Поглощенный очами он рассасывается желудком души, циркулирует по ее венам, питая собою желания и похоти. Вот сладкой патокой льется реклама, внушая спрос на бесполезное, порабощая волю. Вот новости с телеэкрана удивляют жестокостью и безнаказанностью зла. Мир – полная чаша, точнее миска, из которой можно хлебать столовой ложкой и не насыщаться. Человек есть то, что он ест. Съеденная духовная пища становится плотью нашей души, формирует наш «лик», наш образ. Мы – в некотором смысле – то, что мы поглотили и переварили. Мы – то, что усвоили, адаптировали. Проблемы общества: безнравственность, насилие, коррупция не являются проблемами периферийного характера. Они не занесены из космоса иными цивилизациями, не являются безысходным роком, преследующим человечество. Они – результат нашего дневного рациона духовной столовой, ибо мы не можем не быть самими собою.

Меню формирует вкус и пристрастия (хотя, на первый взгляд, должно быть наоборот). Предпочтения становятся нашими ценностями; ценности же управляют нашей судьбой. Спросите себя: почему сегодня в мире ЕЖЕГОДНО совершается от 45 до 60 миллионов (!) абортов? Цифра ужасающая! Примерно столько людей погибло во Второй Мировой Войне (за несколько лет). От прошедшей войны до сих пор есть ветераны, до сих пор стоят памятники и горят «вечные огни». Почему такие же миллионы уходят в небытие не менее жутким и насильственным образом чем газовые камеры Дахау и Освенцима, но нигде ни в одной стране мира вы не найдете хотя бы небольшого монумента в их память? Ответ прост: их смерть не считается преступлением. Она – лишь легкая операция, которую некоторые женщины делают ежегодно на протяжении всего детородного возраста. Кто внушил им такие представления о живых существах? Ведь природные инстинкты твердят иное: во что бы то ни стало продолжить род, выжить, сохранить потомство? Дело все в том, что духовная пища, употребляемая на протяжении длительного времени, сделала свою работу в организме души. От звериной пищи появились звериные инстинкты, от протухшей и прогнившей в нравственном отношении видео-, аудио-, печатной продукции облик души преобразился в дикий, первобытный, обезьяний. Насилие рождает насилие, растление рождает растление, грех рождает грех – все производит «по роду своему». Поколение современной молодежи – поколение без будущего. Его с пеленок кормят отравленной духовной едой. Насильственно делают алкоголиками и одинокими, внушая весть о безвредности пития пива и пользе безопасного секса. А ведь механизм до смешного прост: человек есть то, что он ест.

Христос провозгласил недвусмысленно: «Я — есть хлеб жизни. Я хлеб живой, сошедший с небес; тот, кто ест хлеб этот, будет жить вовек. Хлеб…- есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира. Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие… и тот, кто ест Меня жить будет Мною» (Ин. 6:41-55). В этих, на первый взгляд, непонятных словах, открывается ответ на вопрос: чем питаться, чтобы быть духовно живыми и здоровыми. Речь идет не о каннибализме: тело Христово – прообраз Его учения. Съедание Его тела – принятие Его законов и правил, следование Его уставам. Христос, пожалуй, как ни кто другой, провозглашает эксклюзивность своего учения. Это потому, что именно так обстоит дело в природе вещей: кроме учения Христа нет здоровой пищи в мире. Все, что прямо или косвенно не основано на Его учении, смертоносно.

Библия говорит также то, что бесчестные «кормильцы» будут наказаны Богом. «Горе тем, которые зло называют добром, и добро — злом, тьму почитают светом, и свет — тьмою, горькое почитают сладким, и сладкое — горьким!» (Ис. 5:20). «Горе тебе, который подаешь ближнему твоему питье с примесью злобы твоей и делаешь его пьяным, чтобы видеть срамоту его!» (Авакум 2:15). Горе всем тем, которые зарабатывают деньги, растлевая и спаивая нацию! Горе тем, кто формирует в обществе ценности, приводящие общество к самоуничтожению!

Чем питаешься ты? Что у тебя сегодня на завтрак? Модный журнал или Библейский текст? Что на обед: свежие сплетни о политике или молитва о власть имущих? Чего ты ждешь от будущего? Духовного здоровья или истощения в тайных недугах души? ТЕБЕ РЕШАТЬ, ЧЕМ ПИТАТЬСЯ! ЧЕЛОВЕК ЕСТЬ ТО, ЧТО ОН ЕСТ!

Владимир Ворожцов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *